Задать вопрос

Мама помогает сыну справиться с эрекцией

Исповедь одной женщины

Буквально вчера, я стал причиной одного откровения. Такое у меня бывает не часто, но бывает. Оно настолько поразило меня, что я отложил работу над романом и решил по разрешению написать повествование без имен. Я лишь оформил в некую литературную форму то, что мне рассказала женщина, которой, видимо, нужно было кому-то это поведать и получить поддержку. Именно поддержку, укоров для себя у нее и самой хватит. По публикации его на сайте, я думаю, поддержка появится, у меня лично, как-то не нашлось нужных слов…
Кто эта женщина? Да обыкновенная сорокалетняя женщина с моложавой фигуркой, общительная, с немного лукавым взором. Живет в деревне, работает медсестрой, замужем. Муж ее экскаваторщик и сейчас на сезоне, пропадает где-то на прокладке водопровода. Еще у нее есть сын — мальчишка четырнадцати лет любопытный к противоположному полу, как, наверное, все в его возрасте. Вот, пожалуй, и все что я могу рассказать о ней в рамках разрешенного и теперь перейдем к самому повествованию.

Как и везде по территории от Москвы до Владивостока в этом году стоит сухое жаркое лето. Однажды, в душный воскресный день, спасаясь от солнечных лучей и головной боли, она решила пойти сполоснутся в летнем душе. Он возвышался во дворе старым железным баком, то ли от экскаватора, то ли комбайна — на работе муж его выжег, приварил к нему лейку, установил во дворе и огородил от лишних глаз заборчиком из тесин. Со временем доски рассохлись и меж ними появились приличные щели, но так, как издалека они сливались в сплошной ряд, у ее мужа так и не дошли руки, чтобы их перебрать. К тому же душ был востребован лишь летом в самую жару, именно тогда когда его практически дома не было.
Перекинув через плечо банное полотенце, и подойдя к душу, через щели она невольно увидела голого сына. Видимо, он вернулся с рыбалки и, не заходя в дом, решил смыть речную тину в душе. Прикрывая рукой глаза, женщина посмотрела на солнышко и повернулась в сторону огорода, поливать было еще рано. Она отошла и остановилась в раздумье какой из бесконечных бабьих забот заняться. Но, услышав слабый, даже не крик, скорее стон боли, женщина вернулась к тесинам, отгораживающим от нее сына. Материнское сердце почувствовала неладное.
Нет, конечно, она допускала, что у сына вполне могут быть эротические фантазии в таком возрасте, и в последнее время старалась соблюдать дистанцию, не внедрятся в мир сына без предварительного оповещения. Но это был вовсе не стон наслаждения, это была боль, которую сын пытался скрыть от нее в душе. Прислонив взор к щели меж досок, женщина буквально заставила себя посмотреть вниз. Постанывая, сын пытался оголить головку, крайняя плоть вокруг члена была красной воспаленной…
«Господи, неужели мальчик уже стал мужчиной?! Эти его ночные рыбалки! Кто же его наградил?», — вихрем пронеслось у нее в голове с перебором возможных кандидаток из деревенских бабенок, живущих в одиночестве. Не найдя среди знакомых с детства женщин не одной, что могла бы позарится в их поселке на четырнадцатилетнего подростка, она открыла двери в душ.
— Мам, ты чего? — удивлено проговорил сын, пряча свою боль за ладони.
— Убери руки! — почти приказала она, а у самой дрожь ознобом пробежала по всему телу, гирями оседая в ногах.
— Мам.
— Кому сказала!
Сын неохотно разнял руки.
Женщина присела на корточки и взяла член на ладонь. От прикосновения мягких и теплых женских рук, член увеличился, вызывая у сына дрожь одновременно и боли и наслаждения. Осмотрев профессиональным взором медика, она заметила, что он не только воспален с белой смегмой, но и краешек плоти лопнут, из маленькой трещинки сочилась кровь вместе со желтоватой слизью. Осторожно и нежно, она немного оголила головку, та открылась буквально на ушко иглы, но и это вызвало у мальчишки новый стон.
— Больно?
— Да…
Сомнений не оставалось, у сына баланопостит — воспаление крайней плоти. Но какой степени, и не перешел ли он уже в фимоз?
«И как я просмотрела?! Бедный сынок! Видно, боясь быть обнаруженным, он уделял мало времени элементарной гигиене, удовлетворял себя урывками…»
Женщина вспомнила, как зашла в его комнату и заметила, как он в трусах жмется. Она тогда еще спросила: «в туалет хочешь?». Может, это было и не один раз, она даже не помнила! Неважно, сейчас нужно было убедиться насколько все плохо.
— Когда писаешь, плоть надувается? — спросила она, поглядев на сына.
— Мама!
— Отвечай! — настояла она и сама испугалась своего голоса.
— Немного.
— И часто ты спускал в штаны? Запускал туда руки?
— Мама!
— Сынок, миленький, это важно! — сменила она тон, боясь окончательно напугать мальчика.
Сын лишь кивнул.
Женщина взяла его трусы, понюхала и отбросила в угол. Сняв с плеча полотенце, она обернула им бедра сына.
— Давай, беги в комнату и не одевайся. Постарайся успокоиться. Я сейчас приду.
Сын пошел в дом. Женщина быстро ополоснулась, мысленно вспоминая, куда засунула «Дипросалин», чем лечила мужа от аллергических высыпаний.
Зайдя в комнату с тазом кипяченой еще теплой воды, она обнаружила сына, как и приказано — обнаженным, лежавшим в кровати на животе.
— Переворачивайся, — как можно мягче проговорила она. В голове крутилось нечто, что обычно пишут в таких случаях: то, что ты делал для твоего возраста нормально. Но какое, там нормально, если сын лежит, страдая от боли!
Он перевернулся.
Поставив таз на низенький табурет, и взвихрив его чуб, она добавила:
— Перекидывай ноги. Сильно жжет?
— Только когда пописаю…
Женщина вздохнула. Мысли ее крутились в направлении как ей оголить головку сына в спокойном состоянии и посмотреть насколько она откроется. Дело было не простым. От одного понимания, что сидит голым у него уже начиналась эрекция. Такой возраст.
— Помнишь, как я тебя в девстве купала? — спросила она, стараясь отвлечь его от собственных мыслей.
— Мама, тогда я был маленьким!
— Ты для меня всегда будешь маленьким, сына…
Говоря, женщина протянула руку и быстрым, но острожным движением сдвинула крайнюю плоть. Окружность открытия была маленькой, и все же больше чем в состоянии эрекции, проглядывалась головка нехорошего синеватого цвета и канал забитый смегмой недавно сошедшего возбуждения.
Сын дернулся от боли.
— Все, все… Больше не буду, — успокоила его она. — И давно у тебя так?
— Не знаю. Поначалу просто щепало, когда трется об трусы…
— И ты молчал!
Сын кивнул.
— Щепало после чего?
— Мама!
— После того как ты снимал напряжение…— настояла она.
— Да… Но это было редко, когда уже совсем невмоготу…
— Сядь на край кровати, чтобы он свисал…
Сын покорно пододвинулся к тазу, огибая его ногами.
Женщина намочила руки и круговыми движениями с давлением вниз стала оглаживать член сына. Возбуждение от ее прикосновений нарастало. От теплой воды крайняя плоть открылась. Нужно было спешить иначе, возможен перехват крови и тогда только скорая помощь. По деревни быстро разойдется новость, что мальчишку увезли на обрезание. Для четырнадцати лет это было слишком, как и бесполезны слова: успокойся, сейчас тебе нельзя возбуждаться. Природа неумолима в своих правилах.
Синеватая головка выпрыгнула из плоти на ладонь, ловким движением женщина выдавила мазь на палец и обвила ее, смазав красную воспаленную уздечку и тут же одела плоть обратно…
— Пока все, — улыбнувшись сыну, проговорила она. — Сейчас тебе хочется, я знаю, но ты его не трогай, ладно. Терпи, ведь ты мужчина.
— Я его вообще больше трогать не буду, мам! Честно.
— Поговорил об этом после. Вечером, я снова его помою и смажу, а сейчас на вот надень чистые трусы. Это я отцу покупала, новые. Они свободные и не будут так тереть.
Пять дней, дважды женщина проделывала промывку и смазывание члена сына и с каждыми прошедшими сутками она с содроганием думала, как приступить к следующему этапу лечения. Из курса медицинского образования, она знала, что после снятия воспаления нужно приступить к мастурбации. Чтобы головка окончательно открылась, и проблем в дальнейшем не возникло, нужно, предварительно размягчив в теплой воде, вести в крайнюю плоть два пальца, раздвинуть и освободить от нее головку. Потом медленно не торопясь в течение месяца от двух до десяти минут по нарастающей делать поступательные движения плоти на нее и от нее.
Чтобы еще раз убедится в правильности лечения баланопостита, женщина заново проштудировала медицинскую литературу на это счет. Все верно, но ведь это был ее сын! Возмужавший за лето сын от одного ее прикосновения у него начиналась эрекция и по спаду воспаления, она проявлялась все сильнее и сильнее…
Но доверить дело в юношеские руки, или кому-то другому, мать тоже не могла. Вряд ли мальчик сможет контролировать себя в такой момент, одно неверное движение и снова трещина, кровь, воспаление. За время смазывания мазью, она итак обнаружила на крайней плоти целых три рубца, — свидетелей его попыток открыть головку самостоятельно. Спайками на коже они и не давали ей свободно двигается. Еще одна зарубка материнской отдаленности от половых проблем сына-подростка и фимоз точно обеспечен. Доверить это процесс кому-то другому? — в реалиях деревни это просто невозможно! Через день-другой все девочки будут знать, что у мальчика, — ее мальчика! проблемы и с ним лучше пока или вообще не дружить.
Для успокоения раздираемых в противоречиях чувств матери, она решила надеть медицинский халат, но потом передумала, больно пошло все это выглядело, да и могло напугать мальчишку.
Поэтому, несмотря на жару, женщина надела платье с закрытым верхом, тщательно вымыла руки и вечером пятого дня зашла к сыну. Все было как и в первый день: таз, теплая вода движения ладоней по бархатистой окружности. Сын уже привык и эти процедуры не вызывали у него содроганий во всем теле, напряжение от боли ушло, но возбуждение осталось. Под действием мази плоть легко скользила на ладони, трещина зажила, а рубцы уже начали рассасываться. Цвет головки был розовым, и от трения постепенно наливался, становился малиновым.
Смазав уздечку, от легкого поглаживания она приступила к более сильному трению, медленно натягивая и снимая с головки крайнюю плоть. Глаза мальчика округлились, и он попытался убрать ее руку.
— Так надо, сына, — остановила она его.
— Но, мама, я сейчас…
— Ничего страшного. Ты терпел пять дней, это вознаграждение.
— Это у меня от того, что я гладил его сам?
— Нет. Просто ты не мыл его после того. Часто возбуждался, не снимая напряжения по причине кого-то рядом. В крайней плоти скопилась смегма, она и вызвала воспаление… Но, это не причина мастурбации, а следствие плохой гигиены…
Сын уже не слышал ее. Он закрыл глаза и в руке матери, словно ее сердце, часто, часто пульсируя, толчками забилось наслаждение, вызывая у мальчишки стон, что густо выплескивался на ласковую женскую ладонь.
Нежно огладив член сына, она хорошо его вымыла и снова смазала.
— Теперь это будешь делать ты? — спросил он, когда напряжение совсем спало.
— В течение месяца. Пока у тебя все не наладится. А потом можешь и сам. Только обещай, что больше не будешь прятаться от меня. Если тебе понадобится теплая кипяченая вода, так и спроси, не стесняйся.
— Хорошо, мама…
Женщина вышла, подумывая, как все рассказать мужу, когда приедет, И нужно ли.

Выслушав исповедь любящей сына женщины, я спросил: «что терзает тебя?». Да, согласен, не совсем обычная ситуация, но главное ребенок вылечился и возможно не только от травмы физической, которую наносит такая болезнь в дальнейшем. Сын мог утвердиться в том, что это наказание за мастурбацию. Несмотря на наше продвинутое время, бывает и так.
Женщина задумалась, но все же решила ответить:
— Когда он излился в мою руку, я тоже испытала оргазм. Такой сильный, что ели сдержалась, чтобы сын ничего не заметил.
— Это нормально, сработала Природа. Не переживай, — ответил я, сам думая: какую чушь я сейчас несу…

«Зеленая лампа»: поможем Рудольфу и его маме справиться с бедой

-AA+ После тяжелой аварии 13-летнему Рудольфу Погоде из Саулкрасты нужна помощь для оплаты лечения

Рудольфу – 13 лет. Он вместе с мамой Ингой живет в Саулкрасты, в маленьком домике далеко от центра поселка, практически в лесу.Зимой, по вечерам, когда Инга возвращается с работы, здесь совсем темно, а лампы на дворе у дома перегорели. Починить их некому, муж Инги, папа Рудольфа, умер девять лет назад. Тогда мальчику было 4,5 года. Маме приходится много работать, чтобы иметь возможность лечить сына, и это нужно постоянно, чтобы справиться с последствиями тяжелой травмы, случившейся из-за автоаварии.

Благотворительный телефон 90006384 работает для Рудольфа Погоды до 4 декабря. Стоимость звонка – 1,42 евро.

Благотворительный фонд BeOpen открыл счет помощи для Рудольфа. До 4 декабря любую сумму можно перечислить ЗДЕСЬ.

Авария

Беда приключилась 5 лет назад, когда Рудольф ходил во второй класс. Учился он в саулкрастской школе недалеко от дома. «Я была на работе, в своем туристическом-информационном центре, — вспоминает Инга. — Рудольфу было 8 лет. После уроков он оставался на продленку и ждал меня. Примерно в 5 вечера позвонила ему. Он знал, что ни при каких обстоятельствах нельзя выходить на улицу одному. Но тут он вдруг мне ответил: ««Мама, я вышел из школы». Потом телефон перестал отвечать. Я в панике рванула в школу, и уже подъезжая, заметила на дороге сумку сына и разбросанные перчатки. Выскочив из автомобиля, увидела, что он лежит в луже крови у входа в школу. И никого рядом нет».

Вспоминать Инге об этом тяжело. Этот день перевернул всю жизнь маленькой семьи. Как выяснилось чуть позже, 8-летний Рудольф следом за старшими ребятами, решил пойти через дорогу в кафе, чтобы истратить там свои 50 центов, сэкономленные на обедах. Когда мальчик уже возвращался обратно в школу, его сбила машина. На пешеходном переходе, у знака «Дети», в двух шагах от школы. Машина летела на такой скорости, что мальчика подборосило вверх, он пролетел метров 20, перелетел через ограду и упал возле ступенек.

Дальше – шок мамы. Скорая. Полиция. Мальчика увезли в реанимацию.

Там он пробыл 11 дней – между жизнью и смертью. Не мог самостоятельно дышать, давление упало до 40 на 60, начались судороги. Врачи ввели его в искусственную кому. Дышать Рудольф начал на 11-й день. Тогда врачи сказали Инге, что он родился второй раз.

Хождение по мукам

Сразу же после аварии было открыто уголовное дело и расследование происшествия. В деле были показания свидетелей, которые видели, что после аварии водитель подал машину назад, чтобы уменьшить расстояние «торможения».

С того момента, как только убитая горем мама пришла в себя, начались ее хождения по мукам – эспертизы, разбирательства и судебные заседания отнимали массу сил, времени и главное, — нервов.

Состояние сына было очень тяжелым. На теле не было переломов, но сильно повреждена была голова — черепно-мозговая травма. Рудольф не говорил, не улыбался (из-за повреждения лицевых нервов), не стоял на ногах…Предстояло тяжелое лечение с неизвестными последствиями. На это нужны были большие деньги.

76 дней мальчик провел в больнице, потом проходил реабилитации в Вайвари, Лигатне, Гайльэзерсе, Балтэзерсе. Ингу поддерживали все знакомые – деньгами, советами, добрым словом.

А потом начались бесконечные экспертизы и суды. Виновник аварии (он оказался сотрудником полиции)сначала выплатил Инге около 2000 евро, но вскоре стал все отрицать. Через несколько дней после аварии он, как рассказала Инга, даже снисходительно заявил несчастной матери, что она может не оплачивать ему ремонт фары, это оплатит страховка. От такого цинизма Инга просто онемела.

Более 10 судебных заседаний пришлось ей посетить только в районном суде первой инстанции. Приговор был — водителю два года условно и компенсация пострадавшему — 30 000 евро. Учитывая тяжесть полученных травм, этой суммы скромно хватило бы на года два реабилитации. Но и это помогло бы ребенку справиться с бедой. Однако виновный подал на аппеляцию. Окружной суд ужесточил решение – 2 года уже НЕ условно плюс компенсация. Затем последовала апелляция в Республиканский суд. И…дело вернули обратно в окружной суд на пересмотр. Так все и тянется уже 5 лет.

Проведены три повторные экспертизы. Инга дважды была на приеме у правозащитника Янсона. А адвокат, который взялся за дело Рудольфа, сказал, что не возьмет с Инги ни цента. Но пока итогов не видно. А время идет. И каждый упущенный день отнимает у мальчика шансы на восстановление здоровья.

Лечение ребенка требовало постоянных денег. И сил. С такими повреждениями Рудольф имел очень плохие прогнозы. Даже не верили, что он сможет ходить. Мальчик был прикован к коляске и перестал разговаривать. Но то, что сделала его мама, трудно выразить словами. Она не отступалась. Занималась с сыном и сама, и использовала любую возможность реабилитации. Именно мама вытащила своего сына из безнадежного состояния, поставила на ноги. И вернула ему интерес к жизни.

«До сих пор помню, какой он был поникший во время лечения в центре «Вайвари»- ничего его не интересовало. Была зима. А потом вдруг я набрала пригоршню снега и положила ему в ладошку – и глаза у сына оживились. С этого момента начался перелом», — вспоминает Инга.

Инга и сейчас много работает. А Рудольф уже ходит самостоятельно, учится в обычной школе, куда его сопровождает ассистент. Правда, пока ещё для него составляют специальную программу. Днем, пока мама на работе, за ним тоже присматривает ассистент. У мальчика не работает левая рука. Одна нога короче другой, и нужно вытягивать мышцы, чтобы избежать операции. У него часто бывают головные боли.

Рудольфу очень хочется быть таким, как все мальчишки – бегать, прыгать, играть в хоккей. Но в подвижные игры его не принимают, у него пока не получается быть, как все. Бывает, что и смеются над мальчиком, который все еще неуверенно ходит.

Решение помочь Рудольфу, объединив усилия, появилось по инициативе благотворительного фонда BeOpen после того, как по LTV был показан сюжет о мальчике, подготовленный журналистом Айей Кинцей. «Эта история так нас взволновала, что мы нашли маму Ингу и предложили поддержку, открыв счет помощи для мальчика. В ожидании победы правосудия потеряны годы, которые очень важны для улучшения состояния Рудольфа. Мы можем объединить усилия и реально помочь, пока будут идти суды и решаться юридические вопросы. Рудольфу еще предстоит долгое лечение и реабилитация, и помощь никогда не будет лишней», — пояснила член правления фонда BeOpen Ингрида Шмите.

Рудольф учится быть сильным. Он много занимается лего-конструированием, делает художественные работы из дерева. Дома у него ещё с прежних, до аварии, времен лежат боксерские перчатки для тренировок, а на столе, на самом центральном месте, — большая книга с названием «Балдерис. N19». В спорте у Рудольфа два кумира – в футболе Рональдо, в хоккее – Хельмут Балдерис.

Верить и не сдаваться

Рудольф с гордостью показал нам целый комплект медалей, которые он получил на детских соревнованиях еще до травмы – он был очень спортивным мальчиком. А недавно он участвовал в паралимпийском дне спорта и выиграл планшет, чем очень гордятся и он, и мама.

Во время паралимпийского дня Рудольф познакомился с Айгаром Апинисом. Этой фотографией мальчик очень гордится. Айгар Апинис — самый титулованный латвийский паралимпийец, вице-президент Латвийского паралимпийского комитета и президент Латвийской спортивной федерации инвалидов.

На диване в маленькой комнатке мальчика живет большой мягкий тигр. Единственная игрушка, с которой Рудольф не расставался во время лечения и в больницах. Он спал с ним в обнимку и даже, когда перестал говорить и замкнулся в себе, все равно тихонько разговаривал с тигром.

Что там тигр ему отвечал, мы не знаем. Может быть, говорил, что у Рудольфа все будет хорошо. Надо только верить и бороться.

На что нужна помощь?

Рудольфу предстоит еще очень много реабилитаций и серьезного лечения. Сейчас ему очень необходимо пройти курс в нейрологическом центре «Adeli» в Словакии, специализирующемся на лечении именно таких проблем. Программа реабилитации рассчитана на три недели. Это поможет Рудольфу улучшить состояние здоровья.

Стоимость 3-недельного курса и дорожные расходы — 8800 евро. У мамы таких денег нет. Но это шанс для Рудольфа вернуться к нормальной жизни.

Благотворительный телефон 90006384 работает для Рудольфа Погоды до 4 декабря. Стоимость звонка – 1,42 евро.

Благотворительный фонд BeOpen открыл счет помощи для Рудольфа Погоды. До 4 декабря любую сумму можно перечислить ЗДЕСЬ. Комиссионные с денег, поступивших на счет, не берутся. Вся сумма полностью пойдет на лечение мальчика.

Банковские реквизиты для помощи:

Благотворительный фонд BeOpen

Reģ.Nr 50008218201

Konts LV59 CBBR 1123 2155 000 10

Mērķis: Zaļā lampa, palīdzība — Rudolfs Pogoda

Медицинский Центр Adeli

Это – международный центр нейрореабилитации. Для каждого пациента АДЕЛИ подбирается высокоинтенсивная индивидуальная программа терапии. До пяти часов ежедневно шесть дней в неделю каждый пациент проходит терапевтические процедуры под руководством нейрологов, терапевтов, массажистов, логопедов и других специалистов. От 5 до 7 медицинских специалистов ежедневно занимаются с каждым пациентом. Научный руководитель центра — ведущий невролог Австрии и всемирно известный специалист по нейрореабилитации Франц Герстенбранд — почетный член Всемирной Федерации Неврологии, автор 12 книг и более 700 научных работ. И мама, и местные специалисты, которые занимаются с мальчиком, возлагают на клинику «Adeli» большие надежды. Тот эффект, который может дать комплексный подход, несравним с нерегулярными поездками к специалистам в Ригу – после школы мальчик устает, появляются головные боли.

Благотворительная авторская программа «Зеленая лампа» на радио Baltkom выходит каждый вторник в 16 часов на волне 93.9 FM. Авторы и ведущие программы – журналисты Ольга Авдевич и Рита Трошкина.

Проблема с 18 летним сыном. Не ночует дома, учиться не хочет

Вопрос психологу

Спрашивает: Ольга, 46 лет

Категория вопроса: Дети

Похожие вопросы

Ответы психологов

Гасан Елена Петровна

Ответов на сайте: 27 Проводит тренингов: 0 Публикаций: 0

Ольга, здравствуйте. Очень мало информации для более объективной оценки ситуации.

Вашему сыну уже 18 лет, он совершеннолетний и ваш бывший муж прав, в этом возрасте парень уже определяет сам, что ему надо, а что нет.

Но, конечно же вы мама и волнуетесь за сына и имеете полное право знать, куда ходит сын и что он планирует в профессиональном плане (хотя бы до тех пор пока он на вашем обеспечении).

Возможно его поведение — это следствие запоздалого подросткового кризиса,а возможно у него свои планы и свое видение как жить дальше, в каком направлении двигаться и он просто отделяется от родительской семьи и так проявляет свою самостоятельность (через сопротивление).

Насколько легко вам было общаться с сыном в подростковом возрасте, если легко, то не похоже ли его поведение на бунт против жесткого контроля?

Ваш сын сам выбрал профессию, которой обучается в колледже?

Он ночует у девушки или у друзей, чтобы только не быть дома?

Насколько у вас принято обсуждать свои дела в семье?

Насколько вы принимаете его жизненные ценности (друзей, девушек, интересы), насколько уважаете его личностное пространство?

Насколько легко вы раньше находили общий язык и понимали вашего сына?

Ответьте себе на эти вопросы и возможно вы сможете лучше понять причины такого поведения вашего сына.

Поговорите с сыном о том, что он уже достаточно взрослый и может выбирать свой путь жизни, но пока он живет с вами и вы несете за него ответственность, он должен предупреждать, что не ночует дома. Скажите, что вы ему доверяете, но все же волнуетесь, как любая мама. Поверьте в вашего сына, дайте понять, что он уже взрослый, но любимый сын. Договаривайтесь с ним. Сейчас для вашего сына важный и переломный момент, он ищет себя и свой путь, ему нужна поддержка, доверие, но и понимание, что самостоятельность (свобода) предполагает ответственность.

Консультация психолога вам поможет лучше разобраться во взаимоотношениях с сыном.

Удачи вам и душевного комфорта!

С уважением Елена Гасан, психолог — консультант.

Источники: http://www.proza.ru/2010/08/09/723, http://www.mixnews.lv/ru/zelenaja-lampa/news/246350_zelenaya-lampa-pomozhem-rudolfu-i-ego-mame-spravitsya-s-bedoj/, http://www.all-psy.com/konsultacii/otvet/317518/

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.